Севастопольский дзэн. Часть вторая: Поэзия безмятежности

Помню, в детстве я пытался представить, каково это – ни о чем не думать. Даже пробовал остановить нескончаемое калейдоскопическое движение мыслей в своей голове, воткнувшись глазами в одну условную точку на застывших волнах занавесочной ткани. Однако мысли просачивались сквозь прутья незримой клетки, которая тщетно стремилась обуздать их, словно дикого мустанга. И затея была быстро оставлена. Кто бы мог подумать, что это были мои первые неосознанные медитации дзадзэн.

Яркий неожиданный хлопок. Громче, чем традиционный полуденный выстрел пушки Константиновского равелина. Но это лишь удар двух ладоней нашего тренера Юрия Володина друг о друга, знаменующий начало погружения в медитацию. За спиной находится пустой просторный зал. Впереди, на расстоянии согнутой руки, – одна из ее четырех стен. В поле зрения – малая часть стены: видны лишь голубоватый цвет и текстура. По бокам в один ряд – коллеги по практике, сидящие, как и я, на своих коленях в слегка модифицированной позе сэйдза: на набитой древесными опилками подушке, как в седле лошади, давая возможность спине быть ровной, а ногам не уставать. Наши руки сложены определенным образом, чтобы не позволить телу погрузиться в сон. Нужно смотреть вперед слегка расфокусированным взглядом, будто зарываясь им на метр вглубь стены, вдыхать «животом» воздух медленно, а выдыхать в три раза дольше, держа артериальное давление в норме, и сознанием своим быть здесь и сейчас.

Нет событий прошлого, ни дурных, ни добрых. Секундная стрелка, как лезвие гильотины, каждый раз отделяет новый миг от старого, отправляя последний на растерзание лангольерам Стивена Кинга. Нет моделирования событий грядущего, тревог и опасений, томительных предвкушений, связанных с ним. Есть лишь банальная стена перед глазами и жизнь, кипящая за ней и ее тремя сестрами. Вот шумит проехавший по вечерней улице автомобиль. Вот в соседней комнате девушка разговаривает по телефону. Я не должен стараться абстрагироваться от этих событий, происходящих здесь и сейчас, во время медитации. Не должен, как в детстве, пытаться полностью остановить ход мыслей. Я просто осознаю, что проехала машина, слышу каждое слово, произносимое женским голосом в мобильный телефон, и, не вдумываясь, отпускаю эту информацию прочь. Иными словами, срабатывает принцип «в одно ухо влетает, из другого вылетает». Примечательно, что звуки из внешнего мира, которые проникают в стремящееся отрешиться от их анализа сознание, мне знакомы и, тем самым, не влияют пагубно на расслабленное состояние.

Громкий хлопок. Медитация окончена. Пятнадцать минут пролетели, как пять. Помню, в школьные годы стоял на Посту № 1 на площади Нахимова. Там требовалось, не двигаясь, находиться пятнадцать минут по одну сторону от Вечного огня и пятнадцать минут – по другую. Перед караульной службой мне казалось, что будет крайне тяжело выстоять так в течение столь длительного по меркам детства времени. Однако, на удивление, я ошибся – минуты летели быстрее. Пожалуй, тогда это была вторая неосознанная медитация дзадзэн в моей жизни.

Но вернемся к настоящему дзадзэну. Безусловно, за один раз (да что там… за один год или, возможно, даже десяток лет) не удастся войти в искомое состояние. Так зачем это состояние нужно?

На медитации мы словно высмаркиваем весь накопленный негатив, чтобы свободно дышать безмятежностью настоящего, а добрые мысли временно отпускаем из головы, чтобы устроить профилактическое кварцевание нашего сознания.

«Владей собой среди толпы смятенной» – написал в свое время Редьярд Киплинг, словно ориентировался в философии дзэн-буддизма. Холодный ум, ведущий к трансформации  субъективного анализа в объективный; способность сохранять спокойствие и трезвость ума в критических ситуациях, не поддаваясь отрицательным эмоциям, о которых придется жалеть, – вот чем привлекательны идеи школы дзэн. Медитация – спортивный снаряд для сознания, и от регулярности занятий крепнет дух.

В стремительном потоке реки урбанистической жизни людям часто не хватает возможности уцепиться руками за торчащий из воды камень, чтобы, взобравшись на него, обсохнуть и отдышаться. Возможно, этот устойчивый к давлению речного течения камень, чья вершина расположена выше суетливого движения вод, и есть островок безмятежности под названием «дзадзэн».

© Павел Поликарпов

Севастопольский дзэн. Часть вторая: Поэзия безмятежности

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Есть что сказать?

QR Code Business Card